Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?

Есть три разных варианта интеграции. И все пока плохие

Перед каждыми международными переговорами Владимира Путина с кем-то из коллег на высшем уровне в медиа встает вопрос об урегулировании ситуации в Донбассе. А сейчас, когда и в Киеве заново обсуждаются возможные шаги в этом направлении, ситуация особая. Возникают ожидания. И заново обсуждаются условия такого урегулирования.

Когда заходит речь о «населении», то часто высказываются суждения, подобные тем, что прозвучали в недавнем интервьюИгоря Коломойского. Они сводятся к тому, что если власть договорится с «хозяевами жизни», то есть с владельцами донбасских предприятий, то население «перелиняет» в два дня.

Под такими утверждениями лежит очень глубокое непонимание этико-психологических обстоятельств, которые имеют решающее политическое значение.

Имеется три совершенно разных варианта интеграции.

Читать далее «Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?»

Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?

Акцент надо сделать не на напрасных надеждах, а на рациональных мерах защиты от новой волны произвола властей

Политический кризис в Москве быстро движется вперед. Причем по худшему из возможных сценариев. Многие считали, что мэрия на этих выборах будет решать свои проблемы политтехнологически: кому-то забракует подписи, кого-то снимет с дистанции позже, а кто-то проиграет кандидату, поддержанному админресурсом. Теперь мы не узнаем, был ли такой план или нет. Поскольку Мосгоризбирком совершенно незаконно забраковал подписи сразу большой группы известных кандидатов.

Практически сразу Кремль и мэрия дали понять: решение будет только силовое. Глава ЦИК Памфилова отодвинулась в сторону, глава СПЧ Федотов – тоже. К ситуации подключили Следственный комитет и ФСБ. Появились первые заявления кремлевских спикеров о том, что независимые кандидаты – это «оранжевая революция из-за рубежа», начались обыски. Совершив ночные налеты на квартиры независимых кандидатов и их родственников, на партийные офисы, руководство силовиков приступило к конструированию «заговора»: якобы протестующие, которые вышли 27 июля на Тверскую, готовились к захвату зданий мэрии и Мосгоризбиркома.

Читать далее «Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?»

Эгоизм Трампа. Как работать с плохими парнями?

Саммит в Хельсинки создает большие риски для стран вокруг России и для самой России

В Центральной Европе, где я сейчас нахожусь, с изумлением наблюдают публичную риторику Трампа в отношении Германии. Трамп хамит немцам. То, что делает Трамп, говоря словами Вольфганга Шойбля, сказанными по другому поводу, «находится ниже допустимого уровня публичной риторики». Все понимают, что Трамп хочет больно и надолго задеть немецкий истеблишмент. Отношение к политике США в Германии всегда было критическим. В системных кругах Германии всегда воспринимали американскую политику как эгоистичную. Но, как выяснилось, это был еще не эгоизм. Эгоизм только начинается. Реагировать на него немцам трудно. Чуть ранее в Германии прошла большая дискуссия о том, что брекзит неизбежно выталкивает Германию на позицию политического лидера Европы, а немцы хотели бы избежать такой чрезмерной ответственности. Теперь Трамп добавляет сюда дополнительной энергии: он подталкивает Берлин к тому, чтобы брать на себя и военную ответственность за Европу. «Северный

Republic. Эгоизм Трампа. Как работать с плохими парнями?

Винни-Пух в норе у Кролика. Споры о культурном сопротивлении

Мы все внутри «системы», ситуация ухудшается, а норма отменена. Что защищать?

Политическое действие невозможно. А ситуация непрерывно ухудшается. Поэтому в последнее время много говорят о «личных стратегиях» и о «культурном сопротивлении». В старое время было понятно: либо ты уехал, либо – заперся в мастерской, пишешь роман, ушел в переводчики и просто стараешься меньше говорить «лишнего», потому что «все пишет КГБ». И тем самым сохраняется целостность жизненной позиции. Но сейчас все иначе в силу природы режима. Он не плотный, а в мелкую дырочку. Давление на стенки сосуда увеличивается, но мы все висим из этих дырочек, как фарш, наполовину снаружи режима, наполовину внутри. Культурное сопротивление оказалось в положении Винни-Пуха, застрявшего в норе у Кролика.

Николай Солодников провел специальную сессию с участием Александра Эткинда и Дмитрия Быкова, настойчиво спрашивал их: что делать? Эткинд сказал: не знаю. Быков сказал: каждый должен оставаться на почве нормы. Он напирал на слово «норма». Екатерина Шульман тоже недавно выступала на эту тему, рассказала о теориях конформизма. В фейсбуке все чаще встречаются посты отчаяния: сделать ничего нельзя, опускаются руки. Особенно когда приходит новость о каком-то особо циничном и масштабном действии против конкретного человека. Вот только что: повторный арест Юрия Дмитриева. Психологически это трудно вынести: ты видел, что шла общественная борьба, сам подписал петицию, человека освободили, а затем вновь сажают – по еще более тяжелой статье. Система теперь в любой ситуации «жрет» в два приема: сначала надкусит, потом пауза, потом снова надкусит, и опять пауза.

Republic. Винни-Пух в норе у Кролика. Споры о культурном сопротивлении

Посткрымская матрица. Универсальная схема восприятия истории из пяти пунктов

Юбилей вторжения в Чехословакию и типовые ревизионистские тексты в России

Скоро 50-летие вторжения войск стран Варшавского договора в Чехословакию (началось 21 августа 1968 года). События 1968 года изменили всю жизнь СССР: кончилась оттепель, начался «позднесоветский период», в атмосфере которого жили миллионы людей.

Официально нынешний, постсоветский Кремль никогда не оправдывал ввод войск в Чехословакию. А в ноябре 2017 года премьеру Медведеву даже пришлось публично извиняться перед президентом Чехии Земаном за ревизионистскую статью на сайте телеканала «Звезда», опубликованную прямо в дни визита Земана в Москву. Однако ежемесячно появляются все новые тексты, либо расшатывающие устоявшееся представление о вторжении, либо прямо ревизионистские. Эти тексты не опираются на какой-то новый исторический материал. Документы ЦК КПСС и КГБ, посвященные событиям в Чехословакии, опубликованы и доступны, есть также корпус мемуаров, на которые опираются историки.

2

Если присмотреться, ревизионистские тексты, появившиеся после 2014 года, строятся по одной схеме из пяти пунктов:

  • Действия Политбюро были оправданы, потому что иначе бы в Чехословакию вошли войска НАТО;

Republic. Посткрымская матрица. Универсальная схема восприятия истории из пяти пунктов

Как сделать мир лучше? Глобальная борьба между колхозом и артелью

Время героев прошло. Теперь общество меняют сети – или не меняют?

Как происходят социальные изменения? В старые времена – известно как: либо волей просвещенного монарха, либо энергией деятельного помещика, либо в результате природного катаклизма, либо в ходе социальной революции. Теперь все иначе.

Если вы видите фотографию, где в большом зале без мебели на полу сидят в кружок люди, а на стенках висят многочисленные листки бумаги с отдельными фразами, значит, вы видите семинар, на котором планируют «социальные изменения». Вся технология, весь язык, а вместе с тем и философия этой особой работы – сложная и тонко настроенная машина. Еще 30–50 лет назад времена были героические: условный Махатма Ганди, или Мартин Лютер Кинг, или даже Михаил Горбачев возвышался над миром, он видел «стратегию», он предлагал решение, он обладал харизмой и непререкаемым авторитетом. Поэтому он – примерно как ранее Кромвель – мыслил социальные изменения и «внедрял» их. Но heroic epoche кончилась – наступил мир сетей. А главное: недопустимости «дискурсивной гегемонии». Вождям тут не место.

Социальные изменения должны возникать как бы без авторства и не внедряться, – в этом слове слишком силен волюнтаризм, – а «расшариваться» (то есть как бы «сами»). А для того, чтобы они были sharing, надо, чтобы большое количество активных людей образовывали network. Но просто network – это мало. Чтобы комьюнити оформилось и выросло в красивый гармоничный кристалл, нужна platform. Поэтому теперь по всему миру создают «платформы», а уже к ним, как к кристаллической решетке, крепятся «проекты». Но важно, чтобы это были не просто проекты, а чтобы их возглавляли люди с определенным типом сознания – actors of change или change makers. Если платформа работает правильно, то она внутри себя самозарождает Impact Hub. Раньше бы это назвали внедренческое бюро, а теперь так говорить нельзя, но по смыслу этот хаб как раз и обучает техникам расшаривания, способам коммуникации, правильному языку, на котором должна быть написана проектная документация, и т. д.

Republic. Как сделать мир лучше? Глобальная борьба между колхозом и артелью

Кто автор всего этого? Разгром Шанинки и «политика исключения»

В России, кажется, сформировалась «воля», направленная на окончательное решение разных неудобных вопросов

Любое событие имеет авторство, под каждым решением стоит подпись. Даже если подписи нет, кто-то произнес слова, создавшие событие. И под опубликованным вчера решением Рособрнадзора об отзыве аккредитации у Шанинки (Московской высшей школе социальных и экономических наук) стоит подпись чиновника, есть подпись и под экспертизой, которая обосновывает решение. Но вот вопрос: куда деваются потом эти имена?

Они вспыхивают ярко на одно мгновение, а затем – хотя и никуда не пропадают, и специалисты их помнят, – перемещаются как бы за запотевшее стекло. Оптика размывается. Во время второго процесса Ходорковского с каждого судебного заседания лучшими российскими журналистами публиковались подробные репортажи. Но не все сейчас вспомнят даже имя судьи, что уже говорить об именах стороны обвинения. Кто автор

Republic. Кто автор всего этого? Разгром Шанинки и «политика исключения»