Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?

Есть три разных варианта интеграции. И все пока плохие

Перед каждыми международными переговорами Владимира Путина с кем-то из коллег на высшем уровне в медиа встает вопрос об урегулировании ситуации в Донбассе. А сейчас, когда и в Киеве заново обсуждаются возможные шаги в этом направлении, ситуация особая. Возникают ожидания. И заново обсуждаются условия такого урегулирования.

Когда заходит речь о «населении», то часто высказываются суждения, подобные тем, что прозвучали в недавнем интервьюИгоря Коломойского. Они сводятся к тому, что если власть договорится с «хозяевами жизни», то есть с владельцами донбасских предприятий, то население «перелиняет» в два дня.

Под такими утверждениями лежит очень глубокое непонимание этико-психологических обстоятельств, которые имеют решающее политическое значение.

Имеется три совершенно разных варианта интеграции.

Читать далее «Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?»

Делегитимизировать Кремль: «Четыре стратегии ожидания»

Сегодня 15 августа, и можно сказать, что вся стратегия протестующей стороны определилась. За спиной находится тяжелый трехнедельный политический кризис в Москве, результатом которого являются небывалые ранее действия ОМОНа против обычных граждан, административные аресты на 30 суток, а возможно и далее известных московских общественных деятелей, в том числе муниципальных депутатов, возбуждение двух уголовных дел с большим резонансом — о массовых беспорядках и дела против ФБК. Надо напомнить, что еще два месяца назад эксперты считали, что главным конфликтным событием осени будут выборы Беглова в Петербурге, однако сейчас они отошли на второй план перед московскими событиями. Действия московской мэрии, Мосизбиркома, а затем силовиков привели к тому, что в конфликт быстро оказались втянуты крупнейшие вузы Москвы (МФТИ, Бауманка, ВШЭ), все правозащитные организации, юридическое сообщество, парламентские партии. Действия силовиков были настолько брутальными в течение трех недель, что некоторые обозреватели интерпретировали их как «военный переворот», окончательную трансформацию режима в авторитарный. Но в любом случае можно точно утверждать, что силовики стремились нанести непоправимый урон всем оставшимся оппозиционным движениям и группам в Москве — и Навальному, и либертарианцам, и муниципальным депутатам.

Читать далее «Делегитимизировать Кремль: «Четыре стратегии ожидания»»

Россия без пути. Почему альтернативную историю для нулевых годов представить себе почти невозможно

Завтра исполнится 20 лет со дня назначения Владимира Путина исполняющим обязанности премьер-министра Российской Федерации и де-факто преемником Бориса Ельцина.  Вопрос о назначении Путина в 1999 году очень хорошо изучен политическими историками. Мог ли Ельцин сделать свой выбор в пользу другой кандидатуры? Совокупность обстоятельств: доверие со стороны Ельцина и семьи, отсутствие высокого негативного рейтинга, способность продолжать борьбу с чеченским сепаратизмом, опыт экономической деятельности и понимание механизмов российской и глобальной экономики, чиновник класса «А»  эти требования сильно сужали возможность выбора. Если бы это был не Путин, это должен был быть подобный «путин». 

Читать далее «Россия без пути. Почему альтернативную историю для нулевых годов представить себе почти невозможно»

Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?

Акцент надо сделать не на напрасных надеждах, а на рациональных мерах защиты от новой волны произвола властей

Политический кризис в Москве быстро движется вперед. Причем по худшему из возможных сценариев. Многие считали, что мэрия на этих выборах будет решать свои проблемы политтехнологически: кому-то забракует подписи, кого-то снимет с дистанции позже, а кто-то проиграет кандидату, поддержанному админресурсом. Теперь мы не узнаем, был ли такой план или нет. Поскольку Мосгоризбирком совершенно незаконно забраковал подписи сразу большой группы известных кандидатов.

Практически сразу Кремль и мэрия дали понять: решение будет только силовое. Глава ЦИК Памфилова отодвинулась в сторону, глава СПЧ Федотов – тоже. К ситуации подключили Следственный комитет и ФСБ. Появились первые заявления кремлевских спикеров о том, что независимые кандидаты – это «оранжевая революция из-за рубежа», начались обыски. Совершив ночные налеты на квартиры независимых кандидатов и их родственников, на партийные офисы, руководство силовиков приступило к конструированию «заговора»: якобы протестующие, которые вышли 27 июля на Тверскую, готовились к захвату зданий мэрии и Мосгоризбиркома.

Читать далее «Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?»

История с «Боингом». Александр Морозов – о смертях невинных

У российского посольства в Амстердаме голландцы каждый год выставляют 298 пустых белых кресел. По числу погибших в рейсе MH17. Прошло пять лет. Я несколько раз пересматривал фотографии и описания судеб тех, кто был в этом самолёте. Среди прочих австралиец, дед с тремя внуками. Каждая гибель – трагедия, но я часто о нём вспоминаю, понимая, что в одной молодой семье погибли все дети и одновременно отец. Дед уверенно чувствовал себя, взяв опеку над тремя внуками. Лететь было далеко. Он рассчитывал, что управится с тремя детьми в длинном полете в Австралию.

Но получилось иначе.

Читать далее «История с «Боингом». Александр Морозов – о смертях невинных»

Александр Морозов о выборах и MH17

Не надо так раздваивать сознание, что вот у нас тут в одном углу борьба за Мосгордуму, а в другом — «Боинг». Это все в одном углу. И риторическое удивление по поводу того, как грубо давят «общественность» — это совершенно неуместная наивность

17 июля — 5-летие гибели «Боинга» MH17. Когда приходится слышать в последнее время в связи с выборами в Москве: почему так грубо? почему бы не допустить независимых кандидатов? давайте добьемся справедливости, подадим в суд… и т.д. — я думаю о том, что все эти вопросы сразу отпадают, если смотреть реалистично.

По Москве свободно ходят люди, которые в 2014 году убили 298 человек в самолете. Все расследовано, происхождение «Бука» известно, фамилии названы. Но Кремль ничего этого не признает, не собирается и не хочет улаживать ни с голландским правительством, ни с семьями погибших. Кремль даже не отрицает ничего публично, не предлагает никакой встречной убедительной версии, а просто тупо заявляет, что результаты расследования его «не убеждают». И все. Плюнь в глаза, все божья роса.
И это ведь речь идет не о том, что подпись какого-то живого человека не признали за действительную. «Нас нет» (применительно к выборам) — это лишь безобидная метафора. А вот 298 человек, включая детей — их реально не стало. И за этим ничего не последовало, кроме упорного вранья в течение пяти лет.

«А мы подадим в ЕСПЧ!» И что? Объявлено уже, что в марте 2020 будет трибунал по «Боингу» — плевать Кремлю. Поэтому не надо так раздваивать сознание, что вот у нас тут в одном углу борьба за Мосгордуму, а в другом — «Боинг». Это все в одном углу. И риторическое удивление по поводу того, как грубо давят «общественность» — это совершенно неуместная наивность. Как будто есть «два Кремля». И с каким-то вторым мы будем вести переговоры о справедливых выборах. Нет.

Кремль выдает паспорта на Донбассе. Что это значит?

Путин подписал указ о выдаче российский паспортов жителям Донбасса через три дня после второго тура президентских выборов в Украине. Кремлевские комментаторы писали, что Указ никак не связан с победой Зеленского, указ готовился давно. Действительно, еще в в конце 2016 года писатель-депутат Сергей Шаргунов заявлял, что будет создана межфракционная группа в Госдуме, которая будет добивать этого решения.

В начале 2017 года известный политолог Михаил Ремизов в большом интервью изложил план присоединения Донбасса к России через процедуру выдачи паспортов. Как сообщалось, текст Указа у Путина был готов еще в конце 2018 года. Подписав указ 30 апреля, Путин объяснил исключительно «гуманитарными» соображениями.

Однако, как выяснилось из первых же комментариев российских федеральных каналов, например, из комментария донбасского корреспондента Сладкова («Россия», 30 апреля) ни жителям Донбасса, ни чиновникам, ни журналистам не ясна «гуманитарная составляющая». Жители не знают, какие возможности предоставляет выдача такого паспорта, этого не знают и российские чиновники, этот вопрос не подготовлен.

Читать далее «Кремль выдает паспорта на Донбассе. Что это значит?»

Украинский транзит в Европу

Кто бы ни победил, поствыборного майдана в Киеве не случится — считает политолог Александр Морозов

Украинские президентские выборы имеют разное значение для Украины, для стран постсоветского транзита, для Кремля и для глобальной политики. До первого тура осталось меньше недели, уже ясно, что Кремль не сделал никаких возможных шагов в адрес будущей администрации в Киеве: не обменял пленных при поддержке Медведчука, не обозначил никакой интриги с урегулированием в Донбассе в расчете на нового президента. И в целом не выразил ничего, кроме жестко негативного отношения Путина к Порошенко. Общее мнение аналитиков: у Кремля нет хорошей стратегии в поддержке того или иного кандидата на президентских выборах, не будет и хорошей стратегии на выборах в Раду осенью.

Читать далее «Украинский транзит в Европу»

Сочувствуют, но не верят. Александр Морозов – об управлении ожиданиями

ВЦИОМ зафиксировал, что доверие к Путину продолжает падать, а число тех, кто считает, что он хорошо справляется работой на посту президента, остаётся высоким. Что означают эти на первый взгляд парадоксальные цифры? Как это может совмещаться? Ответ довольно прост: население считает, что политический курс, проводимый Путиным, в целом правильный, Путин делает что может, но при этом граждане не верят в то, что он «сможет».

Иначе говоря, это «сочувственное недоверие». В формате «Старый конь борозды не испортит, но и вспашет неглубоко». И если осенью прошлого года, когда впервые были зафиксированы эти цифры падения, можно было целиком связать их с пенсионной реформой, то теперь уже надо смотреть на ситуацию шире. Скорее всего, новые показатели связаны не с конкретными неудачными шагами властей, а с закрепляющейся тенденцией: Путин хотя и «старается», но обстоятельства выше его возможностей.

Читать далее «Сочувствуют, но не верят. Александр Морозов – об управлении ожиданиями»

После Крыма и после Путина

С прошлого года в дискуссиях экспертов появились новые темы: «посткрымская усталость», «есть ли у Путина план» и «Россия после Путина». К каким выводам они приходят, анализирует Александр Морозов

О посткрымской усталости

В 2014 и первой половине 2015 года из опросов, журналистских наблюдений, бытового общения возникало впечатление, что Крым совершил глубокий переворот в российском обществе, возникло новое «большинство», 86% по опросам поддерживали «все, что делает Путин». 86 процентов в этот момент превратились в мем.

В тот период казалось, что Кремль получил на руки все карты для того, чтобы формировать «политическую нацию», было ощущение, что Путин — это новый Муссолини, что он получает возможность конвертировать все мракобесие, которое уже к тому времени накопилось ходом всего периода 2006-2014 — начиная с Дугина и «массового православия мощей» Малофеева, секулярной пропаганды патриотизма Мединского и Старикова и кончая технологическим милитаризмом «Ростеха» и т. д. — все это позволит трансформировать «посткрымское большинство» в какой-то новый этап национального строительства.

Читать далее «После Крыма и после Путина»