Вольная русская топография

Этой осенью рекордно много крупных российских форумов за пределами страны. Вот как выглядел календарь: форум «СловоНово» (Черногория, 20-28 сентября), Форум Бориса Немцова (Варшава, 9 октября), Форум свободной России (Вильнюс, 9-10 ноября), конференция «Русскоязычные за европейские ценности» (Берлин, 11-12 ноября), конференция «Россия для граждан» (Берлин, 15-16 ноября). Сюда же можно отнести и октябрьский форум в Берлине «В поисках утраченного универсализма».

Почему их так много? Ответ понятен: в России такие встречи сейчас проводить невозможно. Людей преследуют уже за одиночные пикеты. Давно позади времена, когда можно было организовать гражданский летний лагерь — такой, как был при музее «Пермь-36», или такой фестиваль гражданских активистов, как «Последняя осень» (2011). Количество известных дискуссионных площадок, на которых могут выступить участники демократического движения, сжалось до двух: Сахаровский центр и «Мемориал». В регионах на свой страх и риск предприниматели, в чьем частном владении находятся залы, дают возможность провести встречу с известным публицистом, блогером или активистом. Местные органы ФСБ держат это под плотным контролем, стремятся препятствовать, и во многих случаях успешно. В результате возможность «увидеть всех сразу», обменяться подробностями проектов и идеями переезжает за рубеж. Эти форумы сегодня — симптоматичная часть политической жизни России.

Читать далее «Вольная русская топография»

Глобальный контур. Александр Морозов – о более масштабном вызове

Гарри Каспаров выступил с обращением, которое всем, кто знаком с политической историей, остро напоминает выступления Александра Солженицына в США в 1970-е. Как и Солженицын, Каспаров бросает Западу взволнованный упрёк в отсутствии политической воли: сегодняшний компромисс с нелиберальными режимами обойдется дорого завтра. Каспаров, как и Солженицын, не рассчитывает на демократическое движение в России «снизу», призывает к ужесточению санкций с единственным расчетом на раскол кремлёвских элит.

Гарри Каспаров – умный, опытный, всемирно известный человек, его голос имеет значение. Он фиксирует позицию, которая, несомненно, останется в политической истории, так же как и позиция Солженицына. Аналогия усиливается еще и тем, что голос Солженицына звучал «без адресата», но уже через несколько лет президентом США стал Рональд Рейган и «время компромисса» кончилось. Ещё через несколько лет начался «раскол элиты» в советском руководстве, и в 1991 году «Восточный блок» распался. Эта аналогия создает и контекст некоторой надежды в отношении позиции Каспарова.

Читать далее «Глобальный контур. Александр Морозов – о более масштабном вызове»

Гвозди в ботинке Кремля. Александр Морозов – по итогам выборов

За два месяца до голосования 8 сентября эксперты считали, что главная интрига развернётся на выборах в Петербурге, Кремль мог опасаться протестной мобилизации против непопулярного Александра Беглова. Осенние губернаторские выборы в 2018 году, в частности, в Приморье, обнажили проблемы с внедрением в регионы новых путинских назначенцев. Вопреки ожиданиями, фантастическая по сюжетности и остроте кампания развернулась в Москве.


Штаб мэрии и Мосгоризбирком снесли на стадии регистрации большую группу известных муниципальных депутатов. Их полномочия незначительны, из-за этого два года назад во время муниципальной кампании в Москве казалось, что независимые муниципалы не смогут повлиять на «большую политику». Оказалось, что это не так. Не зря работали школы муниципальных депутатов, не напрасно два года Илья Яшин, Юлия Галямина, Константин Янкаускас и многие другие вели работу в своих районах. И вот теперь демонстративные и циничные действия Мосгоризбиркома вывели людей на улицу.

Читать далее «Гвозди в ботинке Кремля. Александр Морозов – по итогам выборов»

Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?

Есть три разных варианта интеграции. И все пока плохие

Перед каждыми международными переговорами Владимира Путина с кем-то из коллег на высшем уровне в медиа встает вопрос об урегулировании ситуации в Донбассе. А сейчас, когда и в Киеве заново обсуждаются возможные шаги в этом направлении, ситуация особая. Возникают ожидания. И заново обсуждаются условия такого урегулирования.

Когда заходит речь о «населении», то часто высказываются суждения, подобные тем, что прозвучали в недавнем интервью Игоря Коломойского. Они сводятся к тому, что если власть договорится с «хозяевами жизни», то есть с владельцами донбасских предприятий, то население «перелиняет» в два дня.

Под такими утверждениями лежит очень глубокое непонимание этико-психологических обстоятельств, которые имеют решающее политическое значение.

Имеется три совершенно разных варианта интеграции.

2

Первый – а-ля чеченский. То есть условный «Пушилин» в качестве лидера ранее сепаратистской территории меняет взгляды, превращается в «Кадырова», а его люди входят в киевский истеблишмент с «золотыми пистолетами».

И власти должны будут вкладывать средства в восстановление территории, которая де-факто контролируется теми же, кто там участвовал в сепаратизме. А следственные группы национальных ведомств впускаются туда только по согласованию с этими «золотыми пистолетами» – или не допускаются без всяких последствий.

republic.ru

Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?

Есть три разных варианта интеграции. И все пока плохие

Перед каждыми международными переговорами Владимира Путина с кем-то из коллег на высшем уровне в медиа встает вопрос об урегулировании ситуации в Донбассе. А сейчас, когда и в Киеве заново обсуждаются возможные шаги в этом направлении, ситуация особая. Возникают ожидания. И заново обсуждаются условия такого урегулирования.

Когда заходит речь о «населении», то часто высказываются суждения, подобные тем, что прозвучали в недавнем интервьюИгоря Коломойского. Они сводятся к тому, что если власть договорится с «хозяевами жизни», то есть с владельцами донбасских предприятий, то население «перелиняет» в два дня.

Под такими утверждениями лежит очень глубокое непонимание этико-психологических обстоятельств, которые имеют решающее политическое значение.

Имеется три совершенно разных варианта интеграции.

Читать далее «Потерпевшие поражение. Что будет с населением Донбасса после урегулирования?»

Делегитимизировать Кремль: «Четыре стратегии ожидания»

Сегодня 15 августа, и можно сказать, что вся стратегия протестующей стороны определилась. За спиной находится тяжелый трехнедельный политический кризис в Москве, результатом которого являются небывалые ранее действия ОМОНа против обычных граждан, административные аресты на 30 суток, а возможно и далее известных московских общественных деятелей, в том числе муниципальных депутатов, возбуждение двух уголовных дел с большим резонансом — о массовых беспорядках и дела против ФБК. Надо напомнить, что еще два месяца назад эксперты считали, что главным конфликтным событием осени будут выборы Беглова в Петербурге, однако сейчас они отошли на второй план перед московскими событиями. Действия московской мэрии, Мосизбиркома, а затем силовиков привели к тому, что в конфликт быстро оказались втянуты крупнейшие вузы Москвы (МФТИ, Бауманка, ВШЭ), все правозащитные организации, юридическое сообщество, парламентские партии. Действия силовиков были настолько брутальными в течение трех недель, что некоторые обозреватели интерпретировали их как «военный переворот», окончательную трансформацию режима в авторитарный. Но в любом случае можно точно утверждать, что силовики стремились нанести непоправимый урон всем оставшимся оппозиционным движениям и группам в Москве — и Навальному, и либертарианцам, и муниципальным депутатам.

Читать далее «Делегитимизировать Кремль: «Четыре стратегии ожидания»»

Россия без пути. Почему альтернативную историю для нулевых годов представить себе почти невозможно

Завтра исполнится 20 лет со дня назначения Владимира Путина исполняющим обязанности премьер-министра Российской Федерации и де-факто преемником Бориса Ельцина.  Вопрос о назначении Путина в 1999 году очень хорошо изучен политическими историками. Мог ли Ельцин сделать свой выбор в пользу другой кандидатуры? Совокупность обстоятельств: доверие со стороны Ельцина и семьи, отсутствие высокого негативного рейтинга, способность продолжать борьбу с чеченским сепаратизмом, опыт экономической деятельности и понимание механизмов российской и глобальной экономики, чиновник класса «А»  эти требования сильно сужали возможность выбора. Если бы это был не Путин, это должен был быть подобный «путин». 

Читать далее «Россия без пути. Почему альтернативную историю для нулевых годов представить себе почти невозможно»

Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?

Акцент надо сделать не на напрасных надеждах, а на рациональных мерах защиты от новой волны произвола властей

Политический кризис в Москве быстро движется вперед. Причем по худшему из возможных сценариев. Многие считали, что мэрия на этих выборах будет решать свои проблемы политтехнологически: кому-то забракует подписи, кого-то снимет с дистанции позже, а кто-то проиграет кандидату, поддержанному админресурсом. Теперь мы не узнаем, был ли такой план или нет. Поскольку Мосгоризбирком совершенно незаконно забраковал подписи сразу большой группы известных кандидатов.

Практически сразу Кремль и мэрия дали понять: решение будет только силовое. Глава ЦИК Памфилова отодвинулась в сторону, глава СПЧ Федотов – тоже. К ситуации подключили Следственный комитет и ФСБ. Появились первые заявления кремлевских спикеров о том, что независимые кандидаты – это «оранжевая революция из-за рубежа», начались обыски. Совершив ночные налеты на квартиры независимых кандидатов и их родственников, на партийные офисы, руководство силовиков приступило к конструированию «заговора»: якобы протестующие, которые вышли 27 июля на Тверскую, готовились к захвату зданий мэрии и Мосгоризбиркома.

Читать далее «Вторая Болотная. Что на стороне оппозиции?»

История с «Боингом». Александр Морозов – о смертях невинных

У российского посольства в Амстердаме голландцы каждый год выставляют 298 пустых белых кресел. По числу погибших в рейсе MH17. Прошло пять лет. Я несколько раз пересматривал фотографии и описания судеб тех, кто был в этом самолёте. Среди прочих австралиец, дед с тремя внуками. Каждая гибель – трагедия, но я часто о нём вспоминаю, понимая, что в одной молодой семье погибли все дети и одновременно отец. Дед уверенно чувствовал себя, взяв опеку над тремя внуками. Лететь было далеко. Он рассчитывал, что управится с тремя детьми в длинном полете в Австралию.

Но получилось иначе.

Читать далее «История с «Боингом». Александр Морозов – о смертях невинных»

Александр Морозов о выборах и MH17

Не надо так раздваивать сознание, что вот у нас тут в одном углу борьба за Мосгордуму, а в другом — «Боинг». Это все в одном углу. И риторическое удивление по поводу того, как грубо давят «общественность» — это совершенно неуместная наивность

17 июля — 5-летие гибели «Боинга» MH17. Когда приходится слышать в последнее время в связи с выборами в Москве: почему так грубо? почему бы не допустить независимых кандидатов? давайте добьемся справедливости, подадим в суд… и т.д. — я думаю о том, что все эти вопросы сразу отпадают, если смотреть реалистично.

По Москве свободно ходят люди, которые в 2014 году убили 298 человек в самолете. Все расследовано, происхождение «Бука» известно, фамилии названы. Но Кремль ничего этого не признает, не собирается и не хочет улаживать ни с голландским правительством, ни с семьями погибших. Кремль даже не отрицает ничего публично, не предлагает никакой встречной убедительной версии, а просто тупо заявляет, что результаты расследования его «не убеждают». И все. Плюнь в глаза, все божья роса.
И это ведь речь идет не о том, что подпись какого-то живого человека не признали за действительную. «Нас нет» (применительно к выборам) — это лишь безобидная метафора. А вот 298 человек, включая детей — их реально не стало. И за этим ничего не последовало, кроме упорного вранья в течение пяти лет.

«А мы подадим в ЕСПЧ!» И что? Объявлено уже, что в марте 2020 будет трибунал по «Боингу» — плевать Кремлю. Поэтому не надо так раздваивать сознание, что вот у нас тут в одном углу борьба за Мосгордуму, а в другом — «Боинг». Это все в одном углу. И риторическое удивление по поводу того, как грубо давят «общественность» — это совершенно неуместная наивность. Как будто есть «два Кремля». И с каким-то вторым мы будем вести переговоры о справедливых выборах. Нет.