Нужен аналог «акта Магнитского»

Александр Морозов: Гибель Магнитского — убийство Немцова — покушение на Навального — это три точки на прямой линии

Часто спрашивают, что должен сделать Евросоюз в связи с покушением на Навального.

Ответ прост. Гибель Магнитского — убийство Немцова — покушение на Навального — это три точки на одной прямой линии. Убийцы Магнитского остались безнаказанными, расследование убийства Немцова было остановлено, сейчас — после поправок и после начала «вечного правления» — Кремль вообще не собирается ничего расследовать.

С 2012 года США принял акт о персональных санкция в отношении российских деятелей, которые несут ответственность за разложение правовой системы в РФ. В дальнейшем подобные акты приняли парламенты Великобритании, Канады и стран Балтии.

Читать далее «Нужен аналог «акта Магнитского»»

Kremlin operation to intercept control over the situation in Belarus

Why Putin has no reasons to send in the troops

The discussion of a possible Kremlin military invasion into Belarus was launched by the Kremlin media during long-lasting confrontation between Alexander Lukashenko and Moscow in 2019. Then, the Kremlin was coercing Lukashenko to speed up the deep integration under the Union State. This discourse had a primary goal to intimidate Lukashenko. For six months, various speakers on Russian political TV talk shows spinned this topic in different ways. Now, within the ongoing political crisis in Belarus, a wide range of American and European analysts published their articles on the possibility of Moscow’s hard power actions – including military intervention.

This alarmism is poorly justified and rests on an inadequate understanding of the Kremlin’s goals in relation to Belarus.

To remove Lukashenko, Putin needs no military intervention. It is enough for Vladimir Putin to declare publicly on Monday (or any other) morning that Lukashenko has gone too far and is not anymore legitimate. By Wednesday evening the overwhelming majority of the military and civilian ruling elite of Belarus would step onto Putin’s side. Because they are already left with no other perspective.

Читать далее «Kremlin operation to intercept control over the situation in Belarus»

Belarus – auf Messers Schneide

von Aleksandr Morozov

In Belarus stehen die Dinge auf Messers Schneide. Das Regime will die Proteste niederschlagen. Doch die Gesellschaft hat sich nicht einschüchtern lassen. Aleksandr Morozov über die Wut des Diktators, den postsowjetischen Zement und die Chancen auf Dialog.

Die politische Krise in Belarus verlief bislang in vier Phasen. Die erste: die Ausschaltung von Viktar Babaryka und die Verhaftung von Sergej Cichanoŭskij.[1] Die Wahrnehmung: widerlich, aber: „typisch Lukašenka“. Die zweite Phase: große Sympathie für die „drei Schwestern“. Ihr Stab hat den Wahlkampf sehr klug geführt: versöhnlich, weiblich, modern.[2] Das Ergebnis: 80 Prozent für Lukašenka. Die öffentliche Reaktion: Empörung, „jetzt reicht es“. Die dritte Phase: brutale Gewalt. Reaktion: Erschütterung.

Nun sind wir mitten in der vierten Phase. Ihr Anfang: Lukašenka tritt in einer bestreikten Fabrik auf.[3] Die Diagnose: Er ist verletzt, wütend, lässt sich auf keine Kompromisse, keinen Dialog ein. Er fordert von der Gesellschaft totale Unterwerfung, leugnet nicht nur die Wahlfälschung, sondern auch den Polizeiterror, versteht nicht, dass die Dinge sich gewendet haben. Bis dahin war er von vielen eher als Witzfigur wahrgenommen worden: ein verstaubter Autokrat. Die Opposition hatte natürlich eine lange Liste der Verbrechen seiner Geheimpolizei, aber die meisten in Belarus sahen in ihm einen alten „roten Direktor“, der auf der Aktionärsversammlung seiner Kolchose ohne größere Schwierigkeiten wieder zum Vorsitzenden gewählt wird.

Doch zwischen dem 10. und dem 13. August hat der OMON auf Anordnung Lukašenkas versucht, die Proteste mit absoluter Brutalität im Keim zu ersticken. Vom Image des Kolchosvorsitzenden ist nichts geblieben. Die schockierende Gewalt hatte eine massive Auswirkung auf die gesamte Gesellschaft, auf allen Ebenen, in allen Schichten, im gesamten Land. Die alte Scheidelinie ‑ der gemeinsame Stab um Cichanoŭskaja vs. Lukašenka und sein Apparat ‑ löste sich in diesen drei Tagen auf.

Читать далее «Belarus – auf Messers Schneide»

Беларусь. По тонкому лезвию

Александр Морозов о Вавилоне по имени Москва и о сложном выборе, перед которым стоят протесты в Беларуси

1.

У политического кризиса в Беларуси до сих пор было три этапа.

Первый: грубое снятие Бабарико, провокация против Тихановского. Модус восприятия: гнусно, но у Лукашенко «так всегда».

Второй: вокруг «трех сестер» возникло большое облако симпатии. Кампанию их штаб провел очень умно, играя и на безобидности, и на женственности, и на современной эстетике. Кончилось это 80 процентами Лукашенко. Модус восприятия: возмущение, «это уже слишком».

Третий этап: садизм. Модус: потрясенность.

Сейчас мы находимся на старте четвертого этапа.

К концу девятого дня протестов — а каждый следующий день приносил массу новостей и содержал несколько крупных тем — обе стороны вышли на «линию определенности». Лукашенко выступил на площади и бастующем заводе. Модус восприятия: он сильно уязвлен, озлоблен, не пойдет ни на какой компромисс или диалог, требует от населения полного подчинения, не будет признавать не только фальсификаций, но и садизма, не понимает, что произошла большая перемена. До третьего этапа он воспринимался в значительной мере анекдотически: как пыльный автократ. У оппозиционеров, конечно, был на руках длинный список злодеяний его охранки, но в массе он смотрелся как старый «красный директор», который в состоянии без больших проблем провести собрание акционеров своего колхоза с выборами председателя.

Читать далее «Беларусь. По тонкому лезвию»

Чем Запад может помочь Беларуси

Беларусское общество в эти дни ждет поддержки со стороны демократических стран.

«Что может сделать Запад?» — этот вопрос все эти дни звучит на многочисленных пресс-конференциях. Вслед за ним следует вопрос о новых санкциях. Однако сегодня на пике массового общественного движения, которое может привести к смене власти в Беларуси, тема санкций звучит двусмысленно.

Санкции ударят не по Лукашенко, а по беларусскому народу, который ведет борьбу. Наглядный пример этого — поспешное заявление конгрессмена Элси Гастинса с предложением ввести санкции против десяти крупнейших промышленных предприятий Беларуси. В этот список, например, попадает и Минский тракторный завод (МТЗ), который 14 августа начал забастовку в поддержку протестующих.

Читать далее «Чем Запад может помочь Беларуси»

Лукашенко может сделать роковую ошибку в ближайшие дни

Александр Морозов специально для читателей Reform.by написал колонку, так сказать, по горячим следам. Очевидно, никто к этому призыву не прислушается, его даже никто не прочитает (у нас в редакции не всегда есть доступ даже к нашему сайту), но попытаться стоит.

Неимоверно жаль, что Александр Лукашенко не вслушивается в то, что говорят Светлана Тихановская, Мария Колесникова и Вероника Цепкало и что пишут в своих аккаунтах такие известные сотрудники их штаба, как молодой юрист Максим Знак. Я думаю, что и аппарат Лукашенко дезинформирует сам себя.

Так называемые «альтернативщики» — все новые кандидаты, группы их поддержки, — начиная с Виктора Бабарико и завершая руководителями региональных штабов — это люди очень критично относящиеся к «уличной политике» и ее возможным результатам.

Они не «майданники», а реформисты.

Если внимательно вслушаться в то, что они говорят и пишут, то видно: это — принципиально безлидерное движение. Об этом неоднократно заявляли и Тихановская, и Колесникова. Они воспринимают себя не как политических лидеров, а как «фронтменов», т. е. как медиаобразы общественной тенденции. Максим Знак специально объясняет своим читателям: нет плана (в стандартном понимании политики), наше движение, пишет он, покоится на «уберизации», т. е. на суперсоверменной сетевой модели гражданской самодеятельности. Это движение действует не по модели политического захвата власти, а по модели расширения социальных изменений в «культурных индустриях».

Читать далее «Лукашенко может сделать роковую ошибку в ближайшие дни»

Прощай, союзное государство

В начале февраля Александр Лукашенко приехал к Владимиру Путину в Сочи. Комментаторы напоминали: это седьмая встреча за полгода. Основным предметом этих интенсивных переговоров были две темы: дорожная карта интеграции и цена на нефть и газ. Лукашенко весь 2019 год находился под небывалым ранее давлением Кремля.

Сначала в первой половине года Москва отправила в Минск Бабича, который повел себя резко и Лукашенко добился его отзыва. Но затем началось небывалое по цинизму полугодовое обсуждение в российских медиа — причем не в маргинальных, а в основных, государственных, сценария присоединения Беларуси. Многоголосый хор российских статусных спикеров на разные лады совершенно открыто обсуждал сценарий решения путинского транзита 2024 года через «присоединение Беларуси».

Не только в социальных медиа (с пониженной ответственностью), но и в традиционных российских медиа эксперты уже обсуждали перспективы военной операции по захвату Беларуси, возможности сопротивления и партизанской борьбы населения против этого.

Читать далее «Прощай, союзное государство»

Кремлевская триада. Коммуникации после конституции и ковида

Эксперт iSANS по России Александр Морозов специально для Reform.by написал программный текст про будущее нашего региона и мира в целом после того, как путинская Россия плотно села в колею консервативного реванша. Статья может пройти незамеченной на фоне президентских выборов в Беларуси, но очень рекомендуем ее отложить и прочесть внимательно и без спешки позже. Обсудить текст можно в нашей группе в Facebook — ссылка в конце статьи.

***

Вопрос, который сейчас много обсуждается, звучит так: а что будет дальше и как действовать? Речь идет о всей системе коммуникации между Европой — то есть Евросоюзом, национальными правительствами и межстрановыми объединениями с одной стороны — и Кремлем, который после конституционной реформы, несомненно, принял новую форму. Он завершил свой «посткрымский переход» (2014-2020). Для международных коммуникаций всех уровней встает стратегический вопрос: на что ориентироваться?

«Консервативный поворот»

Путинский «консервативный поворот» начался давно, в нем было несколько этапов. И каждый следующий был более агрессивным и создавал новую атмосферу антизападничества с новыми практическими последствиями.

В 2005-2007 годах появились первые инструменты новой «идеологической войны» и антилиберальной риторики.

От мюнхенской речи и до аннексии Крыма (2007-2014) — это следующий большой период. В этом периоде еще была некоторая борьба между силовым и либеральным крылом путинского окружения, можно было прогнозировать несколько сценариев будущего. Но с 2014 года остался один «сценарий».

И в этот период с 2014 по 2020 годы Кремль принял такую форму, что по всем традиционным направлениям коммуникаций произошло схлопывание всех «протоколов» и «интерфейсов»:

Читать далее «Кремлевская триада. Коммуникации после конституции и ковида»

Суверенитеты в Евразии. Обнажается неустойчивость

Президентские выборы в Беларуси разворачиваются, как и ожидалось: опасно. Очевидно, что «союзное государство» приобрело совершенно другой смысл в контексте «посткрыма». До аннексии Крыма союзный договор как форма российско-беларусских отношений был чем-то вроде особого договора о добрососедстве. Только в очень узкой среде функционеров были люди, которые считали, что институции, порожденные «союзностью», ведут к созданию нового федеративного государства. Для обоих народов это была просто рамка партнерства.

Аннексия Крыма перевернула все в постсоветской Евразии, в том числе и смысл «союзного государства». Крым не прибавил Москве суверенитета. Но он радикально обнажил проблему постсоветских суверенитетов вообще. Назарбаев, по-видимому, это понял. Длинное правление привязывает суверенитет к личности. С этим хорошо жить в спокойные времена. Но это полностью размывает почву под ногами в плохие времена.

Читать далее «Суверенитеты в Евразии. Обнажается неустойчивость»

Ничтожное мероприятие. Александр Морозов о том, почему не надо участвовать в голосовании по поправкам

Меньше трех недель остается до «всенародного голосования» по внесению в Конституцию поправок, включающих в себя как конституционную веру в бога, так и «обнуление» сроков Владимира Путина, собирающегося надолго задержаться в Кремле. Политолог Александр Морозов считает, что по вопросу «голосовать или нет» даже нет предмета спора, и предлагает сторонникам сменяемости власти лучше сосредоточиться на представительстве в Госдуме в 2021 году.

Голосовать ли нет? В этот раз нет предмета спора. Явлинский, обычно настаивающий на исполнении гражданского долга, в этот раз заявил, что «в беззаконии участвовать нельзя». Даже ветеран демдвижения Михаил Шнейдер, обычно сражающийся с диванной партией в сетях, в этот раз в растерянности. Юлия Галямина написала, что призывать идти на голосование в условиях пандемии — это неэтично. Условия проведения этого так называемого «референдума» таковы, что даже невозможно призвать: «встаньте с диванов, скажите «нет!», поскольку Кремль предлагает в этот раз выразить свое мнение прямо не вставая с дивана, через «госуслуги». 

Сама конституционная реформа — огромное событие в центре политической повестки, но «электоральное мероприятие» 1 июля — ничтожно. Допустим, мы уже «проехали» это голосование как пункт «повестки дня». Что делать? 

Читать далее «Ничтожное мероприятие. Александр Морозов о том, почему не надо участвовать в голосовании по поправкам»