Пять проблем Путина следующего периода власти

Менеджеры без политических взглядов и эскалация без насилия? Путинская Россия – 2018

1

Первая тяжелая проблема заключена в том, что у Путина снесло фасад. Внутри любой политической системы есть тяжелые противоречия. Но они — буквально как у здания — находятся за фасадом, их не видно, о них можно догадываться. Снаружи глядя, до конца нельзя быть уверенным, что там происходит в доме, в квартирах. Крымская авантюра и все дальнейшее в 2014–2018 привело к тому, что фасад путинского здания срезало, как будто ударом авиабомбы. И мы видим, что внутри все функционирует: люди ходят по этажам, что-то делают, но теперь это все «на виду». Фасад рухнул — и вывалились пробирки с фальшивой мочой, панамское досье, кибер-партизанщина против правительственных серверов. До 2014 года система была тоже плохой, но из-за наличия фасада она оставалась «приемлемым партнером». В мире много «иллиберальных демократий», «электоральных авторитаризмов», которые находят способы десятилетиями управлять населением. Но все они — с фасадом. У Путина снесло фасад невосстановимо, это очевидно. Вопрос в том, как в таком «обнаженном» виде это все может работать. У Павловского был очень хороший образ «экзоскелета» применительно к путинизму. Действительно, внутри большой, тяжело ходящей, но мощной машины сидит очень маленький инопланетянин. Все это производит впечатление только до той минуты, пока часть этого экзоскелета не снесло. В таком виде это чудовище представляет огромную проблему даже для близких себе режимов. Оно говорит окружающим: «Давайте работать, сотрудничать. Как прежде»!», но оно не отдает себе отчета в том, что у него нет целой передней стенки. Сейчас даже трудно себе представить, как наследники этого экзоскелета будут восстанавливать фасад через 20–30 лет. Это колоссальная проблема.

2

Главная внутренняя проблема следующего этапа путинизма как системы — нарастание неизбежного противоречия между людьми в «госуправлении» и людьми «на яхтах». Расследования Навального сделали свое дело. Вскрытие форм роскоши, богатства людей, которые являются всего лишь «порученцами» Путина, а не какими-то самостоятельными «Илонами Масками», не могло радикализовать население. Но зато это все оказало неизгладимое впечатление на госслужащих и среднее звено менеджмента. Россия управляется несколькими миллионами людей, которые находятся в сугубо бюрократической позиции. Ответственность их высока. Особенно после всех реформ регулирования, госзакупок, форм контроля за деятельностью и т.д. Они получают высокие зарплаты относительно остального населения. Но они прекрасно видят, что, пока они «гробят здоровье на государство», при риске сесть в тюрьму даже не за преступление, а просто за «невнимательность», за ошибку, другие люди — ничем не лучше — плавают на яхтах и владеют гигантскими латифундиями в Европе. При этом эти «латифундисты», как всем видно, совершенно несамостоятельны. Они, как любой госслужащий, полностью зависят от Кремля. Вот тут, в этой сфере, главное напряжение в путинской системе по итогам ее развития в последнее десятилетие. Люди на госслужбе — вовсе не все «пилят» что-то. Большая часть их просто работает за зарплату в 70–200 тыс. рублей в месяц. Понятно, что они лояльны системе, патриотичны (без истерики), несут свою часть ответственности за то, чтобы «все работало». И вот им как раз очень сложно самим себе ответить на вопрос: а почему столько внимания Керимову или Дерипаске? Почему им позволено все? И если управлять социальными низами, которые сидят с зарплатой 7–15 тыс., такая система может бесконечно, то проблема конфликта между путинскими сверхбогатыми и госменеджментом внутри этой системы неразрешима. Здесь будет накапливаться напряжение.

3

Третья проблема такова. Как я предполагаю, Кириенко и ряд других людей хотели бы свернуть разгул идиотизма в политическом блоке контролируемых медиа. Но сделать они этого не могут. Эта проблема отчасти связана с предыдущей темой. Это иллюзия, что всем внутри системы нравится эта непрерывная истерика на федеральных каналах. Среднее звено госменеджмента воспринимает все это ровно так же, как и 30-тысячный контингент столичной гуманитарной интеллигенции. Медиа направлены на воображаемый «охлос» и управляют им. Но люди не считают себя такой «толпой». Драка в эфире, однообразные постановочные «дебаты» с одним и тем «шахназаровым», одна и та же интонация «военного времени» в новостях — все это too much даже для вполне патриотичного сознания. Но свернуть этот высокий градус нервозности и производства брехни — невозможно. Потому что «вагонетка разогналась». Да и проблема еще в том, что сам Путин «сползает» в своем политическом дискурсе все ниже. Печка телевизора работает уже не на консолидацию, как принято считать, а на разрыв котла.

4

Главная проблема всех подобных режимов на поздних стадиях — это проблема кадров. Она неизбежно «раздувается» и оказывается в центре повестки. Что вполне понятно. Если у вас долгий персоналистский режим, огосударствление всего и гигантская бюрократия, то главный вопрос — откуда взять кадры, как их подготовить и как создать привлекательную систему их роста. Поскольку люди «сами» в такой политической системе «свободно» уже не могут расти. Для этого нет коридоров и самостоятельных институций. Кремль эту проблему понимает. Началась большая программа подготовки следующего поколения «начальников». По слухам, Кириенко теперь требует, чтобы рекомендуемые назначенцы были моложе сорока. Это понятная логика. Если вы хотите, чтобы созданная система сохранилась, ее нужно через десять лет передать в руки людей, которым будет к тому времени 50 лет, а не 60. Отсюда и вся эта пена с «кадровым резервом», системой «наставничества», конкурсами «Молодой лидер», которую развивает АП. Г. Павловский и И. Крастев правильно обращают внимание на эту тему: чтобы сохранить систему, требуется не просто, чтобы после ухода Путина был консолидирован «близкий круг» без раскола. К этому требуется еще и целое «путинское поколение», которое будет лояльным этому «близкому кругу». Т. Становая в недавних текстах верно фиксирует основную черту этого искомого «нового поколения» системных бюрократов — политические менеджеры без политических взглядов и амбиций, специалисты по логистике, стоящие на политических постах. На языке Кремля это называется «молодые технократы». Это все будет центральным пунктом всего следующего, «бесконечного срока» Путина. «Кадры решают все». Фундаментальная проблема, которая тут залегает: никогда хорошо не удавалось передать власть через «номенклатуру», через кадровую бюрократию в деполитизированном режиме.

5

Пятая проблемная позиция, возможно самая главная: тот градус конфликта с так называемым «Западом», который конструирует Путин, не может получить никакого разрешения. Понятно, что никакой «Ялты-2» не может быть — не только потому, что Россия не может быть субъектом такого процесса, но и, в первую очередь, потому, что вообще нет никого на планете Земля, кто мог бы образовать конфигурацию, ведущую к такой масштабной ревизии всей мировой политической архитектуры. Ведь «Запад» как единый субъект существует только в сознании тех, кто замкнулся в самоизоляции. Когда Путин говорит «Послушайте нас!», у этого нет адресата. Все «услышали» Путина в 2014 году. Все политические департаменты и экспертные центры мира обдумали произошедшее. И проблема тут в том, что никто не смог увидеть, где та степень реалистически понимаемой угрозы России, на которую с такой энергией реагирует Путин. Поэтому возник «объяснительный консенсус»: Путин сошел с ума из-за Майдана. Но никто ничем тут помочь не в силах. Сдать назад Путин тоже не может. Это означает, что весь свой следующий «бесконечный срок» он будет загонять всю свою систему в нагнетание «геополитических рисков» (как это мягко назвал Г. Греф). Из этого для самой системы вырастают многочисленные тяжелые последствия: все, что могло бы хорошо продаваться на внешних рынках, будет продаваться плохо и с трудом. Гигантский глобальный коррупционный рынок услуг по обходу санкций будет нарастать. Милитаризация IT-индустрии и дальнейшие попытки развивать частные армии будут усиливать линию конфронтации. Русские деньги сделаются более токсичными, чем исламские и китайские. Уже в 2014–2018 годах экономическая жизнь в результате украинской авантюры и санкций перешла в режим непрерывной «адаптации» к конфликту. Такой режим перманентной адаптации, которая делается постоянной повесткой дня экономических властей, конечно, не позволяет создать никаких надежных драйверов роста и стабильности. На это накладывается и тот печальный факт, что все члены Совета Безопасности РФ, начитавшись докладов собственных аналитиков, совершенно убеждены в том, что по не зависящим от нас причинам, в силу общего детерминизма истории, в горизонте 2025–2030 годов неизбежна новая глобальная война и к ней надо быть готовым. Этот градус конфликта, который продуцирует Кремль, будет «прогревать» всю систему непрерывно многие годы. Тут Путин заложил большую бомбу под постпутинское будущее: ведь любой отказ мыслить в центре российской политики тотальную угрозу со стороны Запада будет означать «капитуляцию». Тяжело придется тем, кто должен будет обосновать лет через 10-15 для обнищавшего населения, что никакой угрозы не было — ни при создании новой системы ПРО в Европе, ни на Майдане в 2014 году. Людям придется еще десять лет привыкать к этой новой мысли.

Gefter.ru. Пять проблем Путина следующего периода власти

Путин открыл «эпоху войны»

В четверг Президент России Владимир Путин выступил с фантасмагорическим посланием Федеральному Собранию, главной частью которого стала милитаристская риторика высочайшего градуса: миру были презентованы компьютерные симуляции новейших вооружений — от ракеты с ядерным двигателем до лазерного оружия. Многочисленные эксперты немедленно выразили скепсис по поводу существования этих аппаратов, однако политолог Александр Морозов в беседе с Newsader призвал не относиться легкомысленно к речи российского лидера. По мнению аналитика, дух выступления гораздо важнее его конкретного содержания, и Западу следует готовиться к новым формам неконвенциональных военных атак со стороны Кремля. Одна из таких форм — кибератаки военных хакеров РФ — до сих пор остается инструментом, против которого евроатлантическая цивилизация не смогла найти противоядия.

NA: Александр, в первую очередь хотелось бы понять, кому адресовано это двухчасовое представление, местами граничащее с абсурдом и комедией?

А.М.: Во-первых, оно обращено, как обычно, к правящему классу, то есть к тем, кто должен дальше выполнять «шестилетний план народного хозяйства», взятый из планов Кудрина. Во-вторых, там есть послание населению: «мы живем в условиях войны, поэтому неизбежны какие-то жертвы и ограничения, и мы должны сплотиться вокруг вождя». Третий адресат — это, конечно, Соединенные Штаты и Евросоюз. И эта третья часть послания действительно фантасмагорична: шоу, демонстрация оружия и военной мощи — она в каком-то смысле анекдотическая.

Путин мечтает о новом «Карибском кризисе» — масштабном конфликте с США, который привел бы к пересмотру каких-то договоренностей и так называемой «Ялте-2». Правы те, кто, видя это послание, пишут, что не хватает только еще постучать каблуком ботинка по трибуне для того, чтобы обозначить градус противостояния с Соединенными Штатами.

Читать далее «Путин открыл «эпоху войны»»

Открытие Академического центра Бориса Немцова по изучению России в Праге

На философском факультете Карлова Университета в Праге при поддержке находящегося в Бонне Фонда Бориса Немцова открылся Академический центр Бориса Немцова по изучению России.

Официальная церемония открытия состоялась 8 февраля. В ее ходе выступили Жанна Немцова и декан философского факультета Карлова университета Михаил Пуллман. Кроме того, в рамках мероприятия прошла свободная дискуссия на тему «Образ будущего Центральной и Восточной Европы глазами молодежи».

Академический центр Бориса Немцова ставит своей целью ведение исследовательских проектов, а также организацию публичных лекций, конференций и летних школ, посвященных изучению России.
Центр (BNAC) будет заниматься только гуманитарными исследованиями, связанными с Россией, в первую очередь с российским обществом. Летом на его базе откроется трехнедельная летняя школа журналистики и социокультурных исследований. 15 человек прибудут из России, остальные — иностранцы.

С российской стороны центр возглавит политолог и журналист Александр Морозов, а с чешской — директор Института восточноевропейских исследований Марек Пржигода. Подробности в видеорепортаже Current time и Renat Davletgildeev https://www.currenttime.tv/a/29028002.html

Открытие Академического центра Бориса Немцова

В НОВОСТЯХ НА ЧЕШСКОМ
http://www.ceskatelevize.cz/porady/1097181328-udalosti/218411000100208/video/
в новостях чешского телевидения.
http://www.ceskenoviny.cz/zpravy/univerzita-predstavila-vyzkumne-centrum-nazvane-po-odpurci-putina/1583474
репортаж Ческе Новины.
https://www.info.cz/cesko/ruske-kvazivolby-pro-me-nic-neznamenaji-nepujdu-k-nim-rika-dcera-nemcova-jeho-odkaz-siri-v-praze-23775.html
большой репортаж Info.cz
https://hlidacipes.org/praha-ruskou-emigraci-bezpecny-pristav-rika-vedouci-noveho-centra-borise-nemcova/
интервью с Мареком Пржигодой в день открытия.
https://www.ff.cuni.cz/2018/02/akademicke-centrum-borise-nemcova-pro-vyzkum-ruska-ff-uk-zahajilo-svoji-cinnost/
сообщение пресс-службы философского факультета.

В НОВОСТЯХ НА РУССКОМ
https://www.golos-ameriki.ru/a/ai-boris-nemtsov-center-opens-in-prague/4244862.html
репортаж «Голоса Америки» с комментариями Марека Пригоды, Антона Литвина
http://www.dw.com/ru/%D0%B2-%D0%BF%D1%80%D0%B0%D0%B3%D0%B5-%D0%BE%D1%82%D0%BA%D1%80%D1%8B%D0%BB%D1%81%D1%8F-%D1%86%D0%B5%D0%BD%D1%82%D1%80-%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%81%D0%B0-%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D1%86%D0%BE%D0%B2%D0%B0-%D0%BF%D0%BE-%D0%B8%D0%B7%D1%83%D1%87%D0%B5%D0%BD%D0%B8%D1%8E-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8/a-42490454
новостное сообщение Deutsche Welle
http://rus.delfi.lv/news/daily/abroad/v-prage-otkrylsya-centr-borisa-nemcova-po-izucheniyu-rossii.d?
id=49725113
Делфи републикует сообщение Дойче Велле.
https://www.svoboda.org/a/29025749.html
Ярослав Шимов беседует с Александром Морозовым о Центре Бориса Немцова.
http://www.radio.cz/ru/rubrika/radiogazeta/v-prage-otkrylsya-akademicheskij-centr-im-borisa-nemcova
репортаж Радио Прага.
https://www.svoboda.org/a/29027181.html
Жанна Немцова выступает на открытии (видео Ирины Лагуниной).
http://www.radio.cz/ru/rubrika/radiogazeta/vosprinimat-rossiyu-kak-chast-evropejskogo-prostranstva—1
http://inosmi.ru/politic/20180130/241327639.html
большой репортаж Радио Прага с интервью (Марек, я).

«Институция нашей мечты». В Праге открылся Центр Бориса Немцова

В Праге на философском факультете Карлова университета открылся Академический центр Бориса Немцова по изучению России.
Он будет заниматься исследованиями современной России, анализом ее политической системы. Планируется, с одной стороны, информировать российскую и зарубежную общественность о событиях и процессах в России, с другой – осуществлять долгосрочные научные проекты.

Помимо постоянных сотрудников, к работе будут привлекаться эксперты Карлова университета, ученые из России и европейских стран. Интерес к работе центра проявил один из ведущих российских вузов – Высшая школа экономики. Профессор ВШЭ Елена Лукьянова станет научным гарантом Центра в Праге.

Вот что рассказал Радио Свобода содиректор Академического центра Бориса Немцова, российский политолог Александр Морозов.

– Какие функции в первую очередь будет выполнять новый Академический центр Бориса Немцова – сугубо аналитические, информационные, или вы будете пытаться как-то все это комбинировать?

Читать далее ««Институция нашей мечты». В Праге открылся Центр Бориса Немцова»

Expert comment: Toxic money from Kremlin: where is the red line?

An estimate of “toxic” economic presence from Russia in the US and EU has significantly changed in 2017. Shock of western societies from actions of Kremlin in Crimea in 2014 led to sanctions regime, halt to big deals (such as on sale of French warship Mistral) and downturn to trade volumes between European Union and Russian Federation by 50% in 2014-16. During this period some European industrial entities and politicians while criticizing annexation publicly spoke about ineffectiveness of sanctions. Most prominent voices came from Germany, Italy, Czech Republic, Slovakia and Hungary.

This led then Vice President Joe Biden to say in September 2016 that five EU countries are not firm in their stance on sanctions. But events linked to electoral campaign of Donald Trump led to a radical change of situation. Throughout 2017 a completely new background for perceptions of Kremlin on global stage was formed in the West.

Читать далее «Expert comment: Toxic money from Kremlin: where is the red line?»

Зима будет долгой. Но персональное сопротивление не теряет своего смысла

На этой неделе в Берлине во второй раз состоялся двухдневный Форум Бориса Немцова. 9 октября политику, убитому три года назад, исполнилось бы 58 лет. Мероприятие организовал Фонд, созданный по инициативе его дочери, журналистки Жанны Немцовой. Политолог Александр Морозов принял участие в мероприятии и рассказал The Insider, что общего между такого рода форумами и монастырями во время набега орды.

Можно было написать новому губернатору Глебу Никитину: давайте проведем Форум Бориса Немцова не в Берлине, а в Нижнем Новгороде. Это было бы логично: Немцов был там губернатором, там его помнят, там друзья его юности. Но как? Даже если Глеб Никитин — это прогрессивный молодой «технократ», это невозможно. На мемориальный форум памяти Бориса Немцова приезжают люди, входящие в «черный список» Кремля: лидеры гражданских организаций, объявленных «иностранными агентами», журналисты-расследователи, против которых силовики в разные годы заводили уголовные дела, активисты движения «Солидарность», которые вынуждены были из-под «болотного дела» уйти в Европу в статусе политических беженцев, историки и социологи, исследующие общество, которому что-то не нравится… Получается, что ежегодный конгресс памяти Бориса Немцова никак нельзя провести в России. И это — явный симптом. Это выразительное доказательство особенностей нашего времени. Поэтому — в Берлине.

Жанна Немцова на семь лет младше нового губернатора. Он родился в 1977 году, а она в 1984, ей сейчас 33. Она в Европе, работает на Deutsche Welle, делает там заметную авторскую программу. Я слышал несколько ее выступлений, в том числе в Европарламенте. По-моему, любой кто с ней говорит, обнаруживает совмещение прямоты, жесткого характера и одновременно деликатности и ума. Она всегда подчеркивает, что цель всего, что она делает — это не «политика», а просто намерение поддержать память об отце.

За три года с его убийства она сделала многое: создала Фонд Бориса Немцова, добилась того, что в ПАСЕ создана специальная группа по подготовке доклада о расследовании,  присуждает ежегодную премию: в 2016 году ее получил Лев Шлосберг, в 2017 — Ильдар Дадин. И сейчас в сотрудничестве с Карловым университетом в Праге создает Центр Бориса Немцова. Она проводит осенью ежегодный Форум Немцова в Берлине, в этом году на него съехалось более 300 участников.

Тут есть люди очень известные и уже многие годы занятые каким-то своим гуманитарным делом — Зоя Светова, Ольга Романова, Сергей Пархоменко и др., есть известные художники и писатели — Владимир Мирзоев, Дмитрий Врубель, немецкий писатель Владимир Каминер, Алиса Ганиева и др., исследователи Василий Гатов, Мария Снеговая. Специально для Форума в этом году Сергей Серов и Марат Гельман открыли выставку плаката. Форум — возможность раз в год собраться вместе российским гражданским активистам и обсудить в кулуарах, кто и что планирует и что можно сделать вместе.

Кремль продолжает методично давить на независимые общественные организации с помощью клейма «иностранный агент». Уже половина из 150 таких организаций под давлением штрафов приняли решение закрыться, многие открываются уже на территории других стран. Людей выдавливают из страны через непрерывное колесо устрашающих обысков, диффамации и хулиганских уличных нападений. Но многие остаются в стране, несмотря на все ухудшающуюся общественную атмосферу.

На Форуме были ставшие недавно муниципальными депутатами Илья Яшин, Илья Азар, Юлия Галямина. Ни у кого нет иллюзий: четвертый срок Путина будет для российского общества изнурительным. Многие считают, что после мундиаля — как и после зимней Олимпиады в Сочи в 2014 году — от Кремля можно ожидать чего угодно. Путин будет закручивать гайки, и противостоять эту практически невозможно: за четыре года после протестов 2011–2012 годов Кремль выстроил глубоко эшелонированную систему: Росгвардия, контроль за интернетом, новые законы, криминализующие по желанию властей любую независимую политическую деятельность. Поэтому вопрос стоит о том, как сохранить хоть какие-то институции — хотя бы такие заслуженные и известные в Европе центры, как Московская школа политических исследований (ныне Школа гражданского просвещения) Елены Немировской или Содружество журналистов-расследователей Григория Пасько.

При этом организаторы Форума, как сказала Жанна Немцова на открытии, решили не сосредотачиваться на российской оппозиционной тематике, а поставить ее в более широкий контекст: мировая угроза демократии со стороны новых популистских сил, размывание универсальных основ, на которых держится мир после окончания Второй мировой войны. Это очень важно, потому что в Европе сегодня на первый план выходят политики, которые готовы пойти на компромисс с новыми популистскими и авторитарными режимами. Одни — ради сохранения экономического сотрудничества, другие — в рамках борьбы с США, третьи просто рассчитывают за счет одноразовых заявлений выиграть выборы. Поэтому форум в Берлине — международный. В нем участвуют и депутаты Европарламента, и руководители европейских медиа, и немецкие политики. Те, кто исходит из тезиса: «Если демократия в кризисе, это не значит, что мы должны быть на стороне тех сил, которые ее погубят».

Персональное сопротивление даже в условиях полной невозможности одолеть систему не теряет своего смысла

Усилиями многих людей Борис Немцов становится — как и, например, Вацлав Гавел — не только национальным, но и международным символом персонального сопротивления узурпации власти в современных обществах. «Свобода стоит дорого» — эти слова Бориса Немцова повторила российский писатель Алиса Ганиева. Персональное сопротивление — даже в условиях полной невозможности одолеть систему, даже тогда, когда все независимые институты уже раздавлены — не теряет своего смысла. Этот опыт будет оставаться влиятельным до тех пор, пока люди и сообщества стремятся быть свободными, стремятся самостоятельно распоряжаться своим будущим.

Многие скептически спрашивают: в чем смысл таких форумов? Стоит ли собираться, если невозможно ни отстоять перед лицом «машины давления» нормальную атмосферу в стране, ни успешно защитить конкретных людей от преследований? Да, «зима будет долгой». Но именно поэтому любая «институция свободы» так важна. «Мемориал» и Сахаровский центр, центр Ельцина в Екатеринбурге и Европейский университет в Санкт-Петербурге, фестиваль Оруэлла-Кафки в Калининграде и художественный фестиваль Марата Гельмана в Черногории, Фонд Бориса Немцова в Германии и фестиваль KULTURUS в Праге.

Редакции некоторых медиа, гуманитарные кафедры российских университетов и многие-многие другие точки образуют сегодня географическую карту, напоминающую карту расположения монастырей во время набега орды. Одни удержали оборону, другие разорены, набеги повторяются. Но эта карта очень важна, и каждая институция «длинного действия» — форум, фестиваль, ежегодный конкурс, как, например, у Дмитрия Зимина или Михаила Ходорковского, театральная площадка или редакция — это единственный способ «сохранять энергию» в условиях длинной зимы.

The Insider. Зима будет долгой. Но персональное сопротивление не теряет своего смысла

Форум Бориса Немцова. Берлин. 2017

Логика событий: почему встреча Путина и Трампа не остановит конфронтацию

Повестка дня российско-американских отношений сводится к обсуждению конфликтных зон, число которых неизбежно будет нарастать

И это не совсем безнадежный план: достаточно перечитать историю общения Хрущева и Кеннеди. На каком этапе Путин находится сейчас? На этапе встречи Кеннеди и Хрущева в Вене в 1961 году, в момент, когда существовал конфликт вокруг статуса Западного Берлина и при этом Вашингтон не был готов на резкое обострение. Кеннеди прямо говорил, что развязывать войну с русскими в Европе из-за Берлина это слишком. Хрущев во время общения с Кеннеди вел себя примерно так же, как Путин сегодня: настаивал на своей версии событий, отказывался признавать себя источником дестабилизации. Всего через год с небольшим конфронтация привела к конфликту, который стороны воспринимали уже как гораздо более опасный, и закончилась примерно тем, к чему ведет дело Путин, — установлением определенного формата взаимоотношений СССР и США на 20 лет. Публичная конфронтация сопровождалась активными дипломатическими отношениями, режимом «красного телефона» и паритетом.

Читать далее «Логика событий: почему встреча Путина и Трампа не остановит конфронтацию»