Так называемые «партнеры»

Как Кремль растлевал и растлил необозримое число людей на Западе.

До Крыма все «сотрудничали с русскими». До середины 2016 года была неразбериха с этим прошлым. Санкции почти не изменили «режима сотрудничества».

Но начиная с выборов в США происходят очень важные изменения, которые даже трудно точно описать и назвать. Внешне это выражено в том, что люди, которым вменена коммуникация с русскими, теряют посты. И все это сопровождается публичными скандалами. Речь идет не о том, что люди сотрудничали злонамеренно, а теперь уже просто о том, что называется на русском бандитском языке «зашкваром».

Читать далее «Так называемые «партнеры»»

Дневник об уходящей из-под ног почве. Записи 20—26 февраля

Никого ни в чем не убедишь. Никакими «фактами». С тех пор как объявили эпоху post-truth, часть изданий стала писать: у нас тут truth, мы знаем, что такое факты, мы верны фактичности. Но уже ситуация двух-трехлетней давности в Германии, когда началась полемика вокруг ПЕГИДА и AfD («Альтернатива для Германии», правоконсервативная партия. — Ред.), показала, что никакая рациональная аргументация, никакой «антимиф» не действуют. Потому что тут ведь дело не в фактах, а в «когнитивной матрице». Любая попытка респектабельной газеты описать проблему, опираясь на факты, сразу отторгается. Если нечего возразить, дается оценка в целом — «люгенпрессе» (genpresse, «лживая пресса» — немецкий политический термин, переживший в Германии свой ренессанс в последние годы. — Ред.). Вся пресса врет, скрывает правду. Сейчас пошли американские исследования об этом феномене когнитивного фильтра. Психологи пишут, что попытки разоблачения фейков только усиливают мифологизацию.

Читать далее «Дневник об уходящей из-под ног почве. Записи 20—26 февраля»

Kulturus 2016

Война идей. Холодная или горячая? Дискуссия. Александр Морозов Рыклин Александр Roman Máca Перевод Крысціна Шыянок (Kryścina Šyjanok) Совместно с Институтом политики и общества. Модератор Jan Macháček

Консервативная революция. Смысл Крыма

Александр Морозов о том, что аннексия Крыма предъявила нам нового Путина. Который совсем уже не «Пелевин»

1.

Украинский кризис окончательно перешел в новую фазу. Крымский референдум состоялся. Теперь надо понять: в каком пространстве мы находимся? В первую очередь, надо сказать, что это война, а не торг. В России до недавнего времени можно было прочесть интерпретацию в духе «политики интересов», то есть что Путин поднимает ставки, чтобы занять «выгодную переговорную позицию» для получения каких-то бонусов в дальнейшем. Но это было бы так, если бы Кремль угрожал референдумом, а не проводил его. Теперь уже не имеет значения, будет ли Путин на основании этого референдума включать Крым в состав РФ или нет. Очевидно, что, с точки зрения всех старых путинских партнеров — глав стран-лидеров, своей риторикой и политическими решениями Кремль между 25 февраля и 16 марта полностью вышел «за флажки».

Имеется три объяснения происходящего, широко распространенных в российских медиа и сетях.

Читать далее «Консервативная революция. Смысл Крыма»

Загадка о Канте

1

В начале первого срока Путина, как все помнят, речь шла о том, что надо «восстановить вертикаль». Надо было подавить эгоистический интерес крупного бизнеса и сепаратизм региональных баронов. В обществе, как любят теперь вспоминать, у всех были свои «кодексы чести», у каждой группы своя «этика» — у олигархов – своя, у бандитов – своя. Предполагалось, что вместе с Путиным к жизни в России пробуждаются люди – носители не какой-то партикулярной, гильдийной этики, а «универсалисты». Путинцы говорили от лица народа. В интересах всей российской нации восстанавливалась вертикаль. И моральные основания этих людей претендовали на то, чтобы быть основанием и для каждого. Как-то предполагалось, что «люди присяги» — военные и отставники — это люди долга и чести. «Солдат ребенка не обидит».

Читать далее «Загадка о Канте»