Страшила, Железный Дровосек и Лев в поисках себя

Все от мала до велика борются сейчас в России за мораль. И прекрасно — потому что это и нужно узурпаторам во власти, напоминает Александр Морозов

Вчера выступал на семинаре «Политика и медиа», сам выбрал тему «Политическое руководство российскими медиа после Крыма». Пока готовился, стал копаться в разных периодах «эволюции системы». И как-то остро понял, что все вот это, что нас интересует, — политический язык, формирование нового «большинства», странное «сочетание несочетаемого» в образной системе нового патриотизма и т.д. — все это ведь сформировано не Путиным. Получается так, что Путин и его окружение — это только аккумуляция финансовых потоков и определенная стилистика «решения вопросов». Как ни крути, а та «фабрика образов», которая возникла между Кремлем и населением, — это целиком «заслуга» медиаменеджеров и телевизионных продюсеров.

Читать далее «Страшила, Железный Дровосек и Лев в поисках себя»

The Kremlin’s so-called “partners”

For the Kremlin’s friends in the west, the reality of Russia’s actions is finally sinking in.

This text originally appeared in Russian on Colta, a leading Russian platform for comment and discussion. Colta is funded by donations – find out how you can help here.

Before Crimea, everyone “cooperated with the Russians”. And until mid-2016, no one knew what to think or do with this history of cooperation. Sanctions hardly made a dent in this “cooperation regime”.

But beginning with the US presidential elections, important changes are taking place — and it’s hard to know what to call them or how to describe them. Externally, we see that people who were supposed to communicate with “the Russians” are losing their positions. And this is accompanied by public scandals. It’s not the case that these people cooperated with some questionable goals in mind, but they’d come into contact with a taboo — zashkvar in Russian criminal slang.

Читать далее «The Kremlin’s so-called “partners”»

Так называемые «партнеры»

Как Кремль растлевал и растлил необозримое число людей на Западе.

До Крыма все «сотрудничали с русскими». До середины 2016 года была неразбериха с этим прошлым. Санкции почти не изменили «режима сотрудничества».

Но начиная с выборов в США происходят очень важные изменения, которые даже трудно точно описать и назвать. Внешне это выражено в том, что люди, которым вменена коммуникация с русскими, теряют посты. И все это сопровождается публичными скандалами. Речь идет не о том, что люди сотрудничали злонамеренно, а теперь уже просто о том, что называется на русском бандитском языке «зашкваром».

Читать далее «Так называемые «партнеры»»

Дневник об уходящей из-под ног почве. Записи 20—26 февраля

Никого ни в чем не убедишь. Никакими «фактами». С тех пор как объявили эпоху post-truth, часть изданий стала писать: у нас тут truth, мы знаем, что такое факты, мы верны фактичности. Но уже ситуация двух-трехлетней давности в Германии, когда началась полемика вокруг ПЕГИДА и AfD («Альтернатива для Германии», правоконсервативная партия. — Ред.), показала, что никакая рациональная аргументация, никакой «антимиф» не действуют. Потому что тут ведь дело не в фактах, а в «когнитивной матрице». Любая попытка респектабельной газеты описать проблему, опираясь на факты, сразу отторгается. Если нечего возразить, дается оценка в целом — «люгенпрессе» (genpresse, «лживая пресса» — немецкий политический термин, переживший в Германии свой ренессанс в последние годы. — Ред.). Вся пресса врет, скрывает правду. Сейчас пошли американские исследования об этом феномене когнитивного фильтра. Психологи пишут, что попытки разоблачения фейков только усиливают мифологизацию.

Читать далее «Дневник об уходящей из-под ног почве. Записи 20—26 февраля»

Kulturus 2016

Война идей. Холодная или горячая? Дискуссия. Александр Морозов Рыклин Александр Roman Máca Перевод Крысціна Шыянок (Kryścina Šyjanok) Совместно с Институтом политики и общества. Модератор Jan Macháček

Консервативная революция. Смысл Крыма

Александр Морозов о том, что аннексия Крыма предъявила нам нового Путина. Который совсем уже не «Пелевин»

1.

Украинский кризис окончательно перешел в новую фазу. Крымский референдум состоялся. Теперь надо понять: в каком пространстве мы находимся? В первую очередь, надо сказать, что это война, а не торг. В России до недавнего времени можно было прочесть интерпретацию в духе «политики интересов», то есть что Путин поднимает ставки, чтобы занять «выгодную переговорную позицию» для получения каких-то бонусов в дальнейшем. Но это было бы так, если бы Кремль угрожал референдумом, а не проводил его. Теперь уже не имеет значения, будет ли Путин на основании этого референдума включать Крым в состав РФ или нет. Очевидно, что, с точки зрения всех старых путинских партнеров — глав стран-лидеров, своей риторикой и политическими решениями Кремль между 25 февраля и 16 марта полностью вышел «за флажки».

Имеется три объяснения происходящего, широко распространенных в российских медиа и сетях.

Читать далее «Консервативная революция. Смысл Крыма»

Загадка о Канте

1

В начале первого срока Путина, как все помнят, речь шла о том, что надо «восстановить вертикаль». Надо было подавить эгоистический интерес крупного бизнеса и сепаратизм региональных баронов. В обществе, как любят теперь вспоминать, у всех были свои «кодексы чести», у каждой группы своя «этика» — у олигархов – своя, у бандитов – своя. Предполагалось, что вместе с Путиным к жизни в России пробуждаются люди – носители не какой-то партикулярной, гильдийной этики, а «универсалисты». Путинцы говорили от лица народа. В интересах всей российской нации восстанавливалась вертикаль. И моральные основания этих людей претендовали на то, чтобы быть основанием и для каждого. Как-то предполагалось, что «люди присяги» — военные и отставники — это люди долга и чести. «Солдат ребенка не обидит».

Читать далее «Загадка о Канте»